Анатолий Тюрин - 7. Этнонимика Прибайкалья

Содержание материала

7. Этнонимика Прибайкалья

Автор публикации [Нанзатов] в своем анализе этнонимии Прибайкалья подошел очень близко к нашей версии интерпретации некоторых слов. Более того, он «нащупал» лингвистическими методами некую военно-административные систему, существовавшую в регионе в прошлом. Представляется целесообразным рассмотреть некоторые отмеченные им моменты.

«Проблема принадлежности курыкан к той или иной языковой общности часто решалась с помощью выявления этимологии их этнонима. Ю.Д. Талько-Грынцевич и П.М. Мелиоранский считали, что этноним происходит от монгольского хуриган – «ягненок, овца» (Талько-Грынцевич, 1900, 67; Мелиоранский, 1899, 100). Г.Н. Румянцев сопоставлял курыкан и хори, считая их одним этносом (Румянцев, 1962, 128). Позднее, Г.Д. Санжеев предлагал сопоставлять этноним курыкан с курканами Рашид-ад-Дина и бурятским племенем хурхад, полностью отрицая возможность фонетических параллелей между курыкан и хори, предложенных Г.Н. Румянцевым, и в то же время поддерживал его в том, что курыкан из тюркских языков не объясняется (Санжеев, 1983, 88, 93). Г.В. Ксенофонтов считал, что этноним объясняется из бурятского хюргэн кюргэн и тунгусского курокан куракан курэкэн, означающих «зять», считая этими «зятьями» - тюрков, монголов и тунгусов (Ксенофонтов, 1992, 195). В.В. Свинин, также считает, что уч-курыкан – «три зятя» - три рода тюрков, монголов и тунгусов, связанных системой родства (Свинин, 1974, 20). Т.А. Бертагаев (1970) предлагал версию о том, что этноним бурят произошел от этнонима курыкан. В дальнейшем эта гипотеза была раскритикована Ц.Б. Цыдендамбаевым (1972, 101-105). Г.Н. Румянцев (1951, 80) выдвигал гипотезу о том, что этноним урянхан урянхай - это поздняя форма этнонима курыкан. Д.В. Цыбикдоржиев (1996) попытался развить гипотезу о происхождении этнонима урянхай от курыкан. Эта версия была подвергнута критике Д.Д. Нимаевым (2000, 66). Сам же Д.Д. Нимаев считает, что проблема этнической принадлежности курыкан значительно шире, чем поиски этимологии этнонима (Нимаев, 1988, 70). Несмотря на то, что этот вопрос поднимался множество раз, считаем необходимым затронуть его вновь. Исследователями практически не выдвигались гипотезы о тюркском происхождении этнонима, даже считалось невозможным его тюркское происхождение. Однако автор настоящей работы попытался проверить так ли это и обнаружил, что в Древнетюркском словаре есть слово qori?an ~ quriqan, которое полностью совпадает с этнонимом курыкан, или quriqan Древнетюркского словаря (1969, 468). Оказалось, что слово qori?an ~ quriqan переводится как «стан, военный лагерь», и имеет параллели в старописьменном монгольском языке в виде хoriya(n) xoru?a(n) (Древнетюркский словарь, 1969, 458, 468).» То есть, получается, что лингвисты при интерпретации слова КУРЫКАН даже не рассматривали тюркские варианты. На этом примере можно осознать насколько современная лингвистика погрязла в одной из составляющих ТИ – представлении о доминировании монголов в Азии и Восточной Европе в определенный период. Лингвисты готовы сочинять сказки, лишь бы не сделать шаг в сторону от концепций ТИ.

«Таким образом, термин курыкан, на наш взгляд, по сути своей, представляет не этноним, а имя нарицательное по отношению к территориальной общности, по крайней мере, на раннем этапе. Следовательно, термин уч-курыкан - это «три военных лагеря».» Свою точку по КУРЫКАН мы уже высказали – это ГУРХАН/КУРГАН – войсковое соединение ОРДы КУР, возглавляемое ХАНом/КАНом. УЧ-КУРЫКАН – третий ГУР, порядковый номер этого соединения.

«Б.Б. Дашибалов считает, что курыканы осуществляли поборы с таежного населения Байкальской Сибири и частью своей добычи делились с орхонскими каганами (Дашибалов, 1995, 146).» Не поборы. Воинское соединение Руси-орды КУРЫКАН осуществляло и сбор дани в строго определенном регионе. «Расселение курыкан, исходя из археологических материалов, можно сгруппировать в своеобразный треугольник, остриями которого были на северо-востоке - долина Баргузина, на юго-востоке - верховья Селенги, на западе - среднее течение Ангары, в районе впадения в нее Унги (Дашибалов, 1995, 40).»

«Племя Байырку в свою очередь входили в состав теле-огузов (Малявкин, 1989, 141). В доказательство близости этнонимов обычно приводится мнение Ц.Б. Цыдендамбаева о том, что «тюрки имели обыкновение называть инородные им племена путем перевода их самоназваний на тюркский язык». Так же он утверждал, что тюрки называли баргутов - байыркы, исходя из семантической близости тюркского (киргизкого) слова байыркы – «примитивный, стародавний», и монгольского баргу с подобным значением (Цыдендамбаев, 1972, 279). Однако, по нашему мнению, семантика этнонима bajirqu, скорее всего, связана либо с древнетюркским словом bajraq – «знамя, флаг», либо bajar – «богатый» и -qu - усилительная частица > bajarqu//bajirqu – «[действительно] богатый» (Древнетюркский словарь, 1969, 79). Во втором случае этноним можно сопоставить с этнонимами трех из двадцати четырех огузских племен: баят, баяндур и баярлы (Рашид-ад-дин, 1976) а также с бурятским племенным этнонимом баяндай.» Версии автора публикации соответствуют нашей концептуальной интерпретации этнонимов. Конечно, среди 24 войсковых подразделений ОРДы должны были быть и «красно»знаменные (особые) и просто богатые.

«Хори - племенной этноним, закрепленный за одним из крупнейших племен бурят. Одно из его ранних упоминаний встречается в ССМ в форме хори-тумат. Ц.Б.Цыдендамбаев полагал, что такая форма означает подчиненность хоринцев туматам (Цыдендамбаев, 1972, 252). Г.Д.Санжеев считал, что «тумат» в этом сочетании не имел значения этнонима, а выполнял роль военно-административного термина (Санжеев, 1983, 61-62). По нашему мнению, «хори-тумат», по крайней мере, в начальный период своего существования, являлся этнонимом единого социального организма. Возник он из парного слова «хоритума», этимология которого - тюркская. Праформой этнонима были слова qori ~ qoru, значение которых – «оберегать, охранять» (Древнетюркский словарь, 1969, 458,460), и tuma – «щит» (Там же, 585). В сочетании qorituma они могли нести смысловую нагрузку «охрана, защита», либо «охранник, защитник» по отношению к индивиду. На одном из отрезков средневековья общность qorituma распалась на qori и tuma.» Возможно, ХОРИ/qori – это ЧОРы, царский род. Но, скорее всего, это подразделения ГУРа, которые несли охрану подконтрольных ему стратегических объектов, или специальный род войска: хори-тумат – щитоносцы. Слово КУР не от qori ~ qoru ли произошло? Тогда КУР/ГУР - войсковое соединение ОРДы, на которое возложены главным образом охранные функции. «Значения «охрана, защита», видимо, подтверждаются этимологией хоринских родовых этнонимов, отмеченной у Ц.Б.Цыдендамбаева, где «кубдут – панцирники» (Цыдендамбаев, 1981, 6).» Конечно, охранные войска должны были иметь в своем составе и панцырников. «Тюркская форма qori ~ qoru с другой стороны могла явиться основой якутского племенного этнонима «хоро//хоролор», а также загадочных «хоро-монголов», о которых бытуют легенды у части западных бурят. Иными словами, «хоро-монголы» это экзоэтноним «хори» у западных бурят.» Хоро-монголы – это охранные войска Руси-орды. Ничего загадочного в них нет (с точки зрения НХ ФиН, конечно).

«Хонгодор (в бурятском написании хонгоодор). Этот этноним также не имеет однозначного толкования. С.П.Балдаев полагал, что этноним произошел от слов «хон» - благородная птица и «гоодор» - шулята благородной птицы (Балдаев, 1961, 77). Оригинальную версию предложил Д.С.Дугаров. По его мнению, в основу легли тюркские хун/хон (кун) - солнце и хуба - лебедь, носителями которых были «осколки прежде могущественных хунну». Эти «осколки», разрозненные и ослабленные, на рубеже нашей эры, были отброшены на северную окраину тюрко-монгольской эйкумены. В киданьское и послекиданьское время произошло слияние этих этнических компонентов, которые объединившись составили племя хонгодоров (Дугаров, 1993). Ш.Р.Цыденжаповым было предложено отождествлять этот этноним с тотемом «лебедь» известным в эпоху хуннов, а современное фонетическое оформление сложилось из «хун - лебедь Цыденжапов, 1992, 32-33). Г.Р.Галдановой было предложено отождествлять этноним хонгодор со средневековым хунгират, ввиду возможности перестановки -рат и -дор (Галданова, 1996). Позднее, А.Ангархаев соглашаясь с возможностью трактовки Ш.Р.Цыденжапова, указал на возможность упрошенного варианта от хон (хонг) и арад «хонгарад ~ хонгирад ~ хонгодор (Ангархаев, 1999, 37).» «Все это позволяет предполагать о возможном раннем параллельном существовании форм qo’urad и qo’urdar, у разных частей прежде единой исходной группы. Широкое распространение этнонима qo’urad ~ кунгурат ~ кунгират ~ хонгират, прежде всего, связано с тем, что его носители приняли активное участие в исторических событиях XII-XIII вв., и именно поэтому среди тюрков Средней Азии он распространился в форме с монгольским окончанием. ... Интересно, также то, что в XV-XVI вв. енисейскими кыргызами было создано этнополитическое объединение «Хонгор» или «Хонгорай» ~ «Хоорай», а в последствии этими термином обозначались предки хакасов (Бутанаев, 1993, 97-99). Хонганад, хонгирад, кунгурат, кунгират, хонгор, хонгорай, хоорай – это КУН+ГРАД – город солнца. Возможно, так называлось центральное святилище военного соединения Орды. По археологическим данным, скифы – в основном, солнцепоклонники. Герат – не ГОРОД ли?

Автор публикации [Нанзатов] сделал предельно простую вещь – отказался от существующего в лингвистике представления о доминировании монголов в Азии и Восточной Европе в определенный период. Отказавшись от этого, он пришел к следующему. «В таком случае термин «уч-курыкан», попросту переводится как «три стана» или «три военных лагеря». Отсюда, qorituma - одно из военных подразделений курыкан, а слово «курыканы» - военно-административный термин, который отражал сущность социального деления раннесредневекового населения Прибайкалья. В дальнейшем термин qorituma приобрел значение названия этноним социального организма, а затем самоназвания (этнонима) этнической общности, формирующейся из осколков прежнего.» От этих выводов всего один шаг до НХ-лингвистических конструкций - курыканы – это не просто абстрактный военно-административный термин, но конкретный термин Руси-орды.