Традиции и обычаи аварцев

В Аварии этикет жизни регулировался в зависимости от возраста и общественного положения. Например, при решении дел на сельских сходах решающий голос имели старейшины – главы больших семей. Процедура принятия решений на сходах представляла собой своеобразный ритуал, в котором конечный результат определялся авторитетом участника и не в последнюю очередь его ораторским искусством.

Культура аварцев предусматривает определенный минимум расстояния между беседующими людьми. Например, молодежь по отношению к старикам должна выдерживать определенную дистанцию, для чего младший, подойдя для рукопожатия, тут же должен сделать один-два шага назад. Между разговаривающими мужчиной и женщиной «приличная» дистанция увеличивается уже до двух метров, а между женщинами сокращается вдвое. Если встреча состоится на лестнице, то мужчина по отношению к женщине должен стоять на пару ступенек ниже. Для аварцев, как и для остальных народов Дагестана, характерно традиционное уважение к старшим. Так, при любом собрании место старших всегда в центре. Если рядом идут двое мужчин, то почетная правая сторона всегда уступается старшему из них. Если супруги идут по улице, то муж всегда впереди на один-два шага. При встрече путников предпочтение оказывается тому, кто спускается с горы.

В аварских обрядах гостеприимства гость обладает привилегиями перед хозяином независимо от возраста и ранга. При рассаживании на торжественном пиру гостям, прибывшим издалека, оказывается предпочтение перед теми, кто живет по соседству. Такое же предпочтение отдается родственникам по материнской линии перед родственниками по отцовской. Нарушение подобных обычаев влечет за собой плохие последствия для нарушителей (болезнь или неудачи) и воспринимается как проявление невоспитанности, дурного тона, а порой и вызова общественному мнению.

 

Каждая аварская усадьба имела в своем составе кунацкую – помещение для гостей-мужчин, которая была готова к приему гостей в любое время суток. Более того, постоянное поддерживание в ней порядка и наличие неприкосновенного запаса лучшей провизии считалось делом чести для хозяина. Гость мог прибыть в любое время и поселиться в кунацкой, даже не оповестив об этом хозяина. Если же о предстоящем визите было известно заранее, то гостю устраивали прием по всем правилом аварского этикета. Перед входом в дом гости обязательно отдавали хозяину все оружие, кроме кинжала. В этом обряде содержался особый смысл – отныне ответственность за безопасность прибывших хозяин брал на себя. Гость входил в дом вслед за хозяином и усаживался на почетное место. Если гостей было много, то они делились на две группы по возрасту и размещались в разных помещениях. При этом хозяин дома следил за тем, чтобы в одной группе не оказались отец и сын, младший и старший брат, зять и тесть. Им даже нельзя было находиться за одним столом. После рассаживания по этикету следовало вести малозначащие вежливые разговоры, а хозяин ни при каких обстоятельствах не мог спросить прибывших о цели визита. Нельзя было оставлять гостя одного, если он сам этого не хотел. Обычно к нему приставляли кого-нибудь из младших членов семьи, который должен был выполнять все просьбы гостя. Молодые женщины семьи считали своим долгом следить за состоянием одежды гостя – каждое утро он находил ее вычищенной и, если необходимо, отремонтированной. Однако гость тоже был связан большим количеством этикетных запретов и предписаний. Он не должен был говорить, какие блюда ему хочется есть. Гость не имел права вмешиваться в семейные дела хозяина, входить в женские помещения, на кухню. Он не мог уехать, не получив разрешения хозяина, а получив его, не мог покинуть дом, не выполнив определенного минимума действий, на что требовалось порой несколько часов. Он даже не мог просто встать из-за стола и выйти на двор без разрешения хозяина. Считалось неприличным расхваливать что-нибудь в доме, так как по традиции хозяин обязан был отдать в дар понравившуюся гостю вещь. Покидающего дом гостя обычай предписывал одаривать и провожать до пределов селения или даже района. При этом гость не мог отказаться от подарков, однако ему следовало деликатно отказываться от дальних проводов. В таких случаях этикет допускал целое соревнование в учтивости, когда хозяин настаивал на проводах, а гость старался от них отказаться. Уезжая, гость обязательно приглашал хозяина навестить его, а при следующем посещении селения правила хорошего тона предписывали заехать к тому, у кого гостил раньше. Невыполнение этого предписания было равносильно личному оскорблению.

Власть главы семьи у аварцев не была деспотична. Более того, женщине фактически принадлежала ведущая роль в решении многих семейных и хозяйственных дел. Тем не менее в семейном быту, в отношениях супругов, в положении детей и женщин существовали определенные правила. Мужу принадлежало все основное имущество дома, он же распоряжался судьбами детей. Привилегированное положение мужчины подчеркивалось внутренним распорядком семейной жизни. Муж и жена в аварской семье были в значительной мере отчуждены друг от друга. Если имелось несколько комнат, то жена с детьми помещалась в одной комнате, муж – в другой. Мальчики спали в комнате матери до совершеннолетия, то есть до 15 лет, а затем переходили к отцу. В однокомнатном доме супруги жили по разным углам. Такая же отчужденность существовала и в отношениях между отцом и детьми, между родителями и женой сына. Хотя с течением времени, когда у невестки рождались и подрастали дети, правила избегания постепенно смягчались, но они никогда не исчезали вовсе. Получив право находиться в одном помещении со свекром, невестка никогда не заговаривала с ним первой без особой нужды и ограничивала свое общение лишь ответами на его вопросы.

Запреты на общение между юношами и девушками не давали порой возможности прямого признания в любви и предложения руки и сердца. Юноша, посетив дом своей избранницы, мог, уходя, оставить в нем шапку, кинжал или другой предмет, что однозначно расценивалось как предложение. Получив от девушки согласие, молодой человек посылал к ее родителям свою мать, сестру или другую родственницу для предварительных переговоров. Окончательно договариваться о свадьбе шли мужчины.

Старинная аварская свадьба представляла собой сложный ритуал. Торжества продолжались несколько дней, на них приглашались все без исключения жители села. Первый день свадьбы отмечался в доме одного из друзей жениха. Угощение устраивалось в складчину, избирался хозяин застолья и старший на свадьбе, который должен был распоряжаться церемониями, танцами и прочим. На второй день праздник переносили в дом жениха, куда к вечеру в сопровождении подруг переходила невеста, одетая в свадебный наряд и укутанная покрывалом. Молодежь села преграждала свадебной процессии дорогу, требуя выкупа. Невестку встречала свекровь, вручала ей подарок и отводила в специально приготовленную комнату, где она оставалась в окружении подруг до конца торжеств. Мужчины – родственники жениха не имели права входить к невесте. Жених все это время находился в окружении друзей, которые охраняли его от попыток «похитить», так как иногда жениха выкрадывали подруги невесты. По обычаю, жених не должен был им сопротивляться, а его друзья платили выкуп. После угощения начинались танцы под звуки зурны и барабана. Поздно ночью жених приходил в комнату невесты.

На следующий день женщины поздравляли новобрачную, родственники мужа дарили ей подарки, и все угощались обрядовой кашей. Через несколько дней молодая первый раз выходила в сопровождении женщин за водой. Гости собирались у источника, не давая новобрачной набрать воды, и она вынуждена была откупаться от них сластями.

Самое торжественное событие в жизни аварской семьи – рождение ребенка. Особенно желанным было рождение сына: оно повышало значение женщины в глазах мужа и вызывало зависть у ее подруг. О рождении ребенка молодой отец извещал односельчан выстрелами из ружья. Затем устраивалось застолье для родственников, которые сообща выбирали имя новорожденному.

Аварцы соблюдали обычай кровной мести. Причинами кровной мести, кроме убийства, были нарушение брачного обещания, похищение людей, супружеская неверность, осквернение домашнего очага. Хотя по нормам обычного права (адата) месть должна была быть эквивалентной, в действительности потерпевшая сторона (родственники убитого или оскорбленного) часто стремилась воздать сторицей, что вело к бесконечной цепи взаимных убийств, так как срока давности кровная месть не имела. Однако уже в XIX в. кровная месть стала редким явлением. В аварских общинах мщение чаще заменялось возмещением за кровь, что полностью отвечало нормам шариата. Примирение обычно совершали почетные старики по определенному ритуалу, с уплатой виновной стороной «цены крови» и устройством так называемого «кровного стола» – угощения для большого числа людей.

Аварский фольклор широко представлен историческими преданиями, сказками, пословицами, поговорками, плачами и песнями – колыбельными, лирическими и героическими. Аварский песенный фольклор на редкость богат. Одни песни посвящены борьбе с иноземными захватчиками. Другие прославляют подвиги народных героев, воспевают дружбу, преданность и любовь. Полны теплоты и лиризма колыбельные песни. Сохранили аварцы и старые плачи-причитания, выражавшие народное горе.

Весьма разнообразны аварские танцы: быстрые и медленные, мужские и женские, парные и коллективные.

Один из главных календарных праздников аварцев – день первой борозды, открывал цикл весенних полевых работ. Он сопровождался ритуальной вспашкой, пиршеством, скачками и различными играми.

Свободное время мужчины посвящали в основном играм (нардам, таме – игре, напоминающей шашки) и спортивным занятиям (борьбе, бегу, метанию камня, джигитовке, скачкам).

Яндекс.Метрика