Заповедные места

Заповедными тропами

Что охраняет Кавказский государственный природный биосферный заповедник?

Заповедник протянулся более чем на 80 км вдоль Главного Кавказского хребта, охватывая его северный и южный макросклоны, в пределах высот 260-3345 м над уровнем моря. Этим обуславливается его исключительное ландшафтное, климатическое и биологичес­кое разнообразие.

Рельеф заповедника представлен типично горными формами — скалами, высокими гребнями, цирками, оползнями, глубокими ущельями и долинами, особенно выраженными в его юго-восточной части. Центральное положение занимает Главный Кавказ­ский хребет, который достаточно четко выражен на всей территории заповедника. Однако во многих местах он прорезан реками северного и южного макросклонов на отдельные сегменты.

Горный массив Фишт (2867 м) — Оштен (2808 м) замыкает с южной стороны Лагонакское нагорье, геоморфологически являясь са­мым западным форпостом высокогорного ре­льефа и оледенения в системе Главного Кавказского хребта и территории Кавказского заповедника в частности. К юго-западу от массива Фишт — Оштен Кавказский хребет не поднимается выше 680-1800 м над уровнем моря, образуя так называемые Колхидские ворота. К востоку от горы Чугуш (3238 м) Кавказский хребет резко повышается и характеризуется типично высокогорным альпийским рельефом, обусловленным в значительной степени деятельностью древних и современных ледников. Здесь расположены наиболее высокие вершины заповедника Уруштен (3020 м), Псеашха Северная (3256 м) и Южная (3251 м), Цахвоа (3346 м) и др.

Как призошли горы Фишт, Оштен и Лаго-Наки

Было это в далекие времена. Привольно жили адыги на земле своих предков. Пасли скот, сеяли пашни, занимались охотой и рыбалкой. В диких лесах разводили фруктовые сады. Ничто не предвещало надвигающейся беды. И вот однажды, словно черная грозовая туча, двинулись с моря на землю адыгов враги. Жестоки и беспощадны были они. Стариков и мужчин убивали, а детей и женщин угоняли в заморское рабство.

Собрался совет старейшин на последнюю сходку: думать, как уберечь родную землю от надвигающейся беды. Долго думали. И решили, что остается только одно: биться до последнего. Но решили они не бросать все силы сразу в бой, а поделить их на три части.

Чтобы, подобно трем грозным валам, накатывались они на врага, уничтожали его и обращали в бегство.

Первыми пошли в бой седовласые старики. И повел их опытный воин Фишт. Старые бойцы многое повидали на своем веку. Привыкли они и к тяжести щитов, а свист мечей был для них подобен военной музыке. Крепко бились старики. Немало уничтожили врагов. Но слишком неравны были силы, и погибли старики все до одного.

Кавказский заповедник

От великокняжеской охоты — к всемирному природному наследию

Кавказский государственный природный биосферный заповедник — один из старей­ших заповедников в России и один из крупнейших горно-лесных заповедников в Европе. Он был учрежден декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР 12 мая 1924 года. Сегодня общая площадь заповедника составляет более 280 тыс. га. Расположенный вдоль южной границы Южного федерального округа, заповедник находится на территориях трех субъектов Российской Федерации: Краснодарского края, Республики Адыгея и Карачаево-Черкесской республики.

История создания Кавказского заповедника связана с обитанием в этих местах кавказского зубра и с существующей в этих местах, на рубеже XIX-XX веков Кубанской Великокняжеской охотой, появившейся здесь на рубеже XIX-XX веков.

Кавказский зубр — крупнейшее горно-лесное млекопитающее Европы. Первые упоминания о существовании зубров на Кавказе встреча­ются в описаниях охоты Аба- ла-хана в Аране зимой 1275-1276 годов, где среди прочей дичи летописец Рашид-ад-Дин упоминает «гор­ных буйволов». К XIX веку зубр сохранился лишь в лес­ной зоне Главного Кавказского хребта от долины рек Пше- хи до Уруха. В 1867 году в Москву был доставлен живой зубренок, пойманный жителем Кувинского аула Батыр- Гиреем Аджиевым в верховьях реки Уруп. Активное освоение Западного Кавказа после окончания Кавказской войны и в конце XIX века бы­стро сократило ареал обитания кавказского зубра, и в конце этого столетия он встречался только в междуречье верховьев рек Лабы и Белой.

В 1888 году была организована Кубанская охота: «Их Императорскими Высочествами Великими Князьями Петром Николаевичем и Георгием Михайловичем, заарендовавшими исключительное право охоты на про­странстве около 480 000 десятин в лесных дачах Министерства Государственных Имуществ и Кубанского областного войскового правления. Границы заарендованного участка: на юге — Главный хребет Кавказа, на востоке — река Большая Лаба, на западе — река Белая, а на севере станичные юрты у подножья Большого хребта». Князьями была намечена обширная программа по обустройству своего охотничьего заказника, но ряд обстоятельств вынудил их отказаться от владения охотой, и это право в 1892 году перешло к великому князю Сергию Михайловичу, который владел этим заказником вплоть до окончания срока аренды в начале XX века.

На территории заказника были проложены тропы, построены охотничьи лагеря и зимовья, был набран значительный штат охраны.

Охотничьи экспедиции устраивались князем не чаще двух раз в году и, несмотря на значительное число задействованных людей (отряд мог достигать 100 человек), большинство составляла прислуга, самих же охотников было не более 10 человек. Кроме того, право на добычу того или иного трофея устанавливалось великим князем, то есть объем добычи был лимитирован. Таким образом, к началу XX столетия на значительной территории в междуречье рек Белой и Лабы существовала, по сути, особо охраняемая природная территория, на которой не допускалось ведение беспорядочной охоты и других хозяйственных мероприятий.

В 1909 году заканчивался срок аренды великим князем территории Кубанской охоты. К этому времени Рада Кубанского казачьего войска вынесла постановление о разделе Великокняжеской охоты в наделы казачьим станицам по истечении срока аренды. А это неминуемо вело к массовому и неконтролируемому истреблению зверей, в том числе и зубров.

В 1907 году на должность лесничего Белореченского лесничества Кубанского войска назначается Христофор (Хачатур) Григорьевич Шапошников, уже известный к тому времени в научных кругах натуралист-исследователь. С первых дней работы, видя сугубо потребительское отношение сельчан к окружающим лесам, лугам, рекам, животным и растениям, Х.Г. Шапошников активно ратует за хозяйское отношение к уникальной природе Западного Кавказа. Понимая уникальность территории Кубанской охоты и необходимость сохранения ее особого статуса, Шапошников поднимает вопрос об организации заповедника на территории Кубанской охоты.

В 1909 году он отправляет письмо в Императорскую Академию наук с этим предложением. Одним из основных доводов в пользу создания заповедника на указанной территории было сохранение кавказского зубра. Именно на основе этого письма в Академии наук был впервые поднят вопрос о создании Кавказского заповедника. Была организована комиссия, которая обследовала намеченную под заповедник территорию. Принимал в ней участие и сам Х.Г. Шапошников. Из-за возникших социальных и экономических проблем никакого официального решения по итогам работы комиссии не последовало. Грянувшая Первая мировая война отодвинула на второй план создание заповедника — Х.Г. Шапошников в чине подпрапорщика был мобилизован на турецкий фронт.

В марте 1920 года в Майкоп вошли части Первой Конной армии. Х.Г. Шапошников представляет проект создания заповедника и докладную записку в реввоенсовет Кавказского фронта. Идея получает поддержку новой власти, и уже в мае того же года Ша­пошникову выдают мандат на организацию заповедника, а 3 декабря 1920 года Кубано- Черноморский ревком своим постановлением № 408 объявляет о создании Кубанского высокогорного заповедника и о назначении его директором Х.Г. Шапошникова.

Заповедник определялся в границах, намеченных еще до революции Академией наук. Но у Кубано-Черноморского ревкома не было средств на его содержание. Директор заповедника работал практически на общественных началах. И только спустя три года, 12 мая 1924 года, Совнарком РСФСР принял декрет об учреждении Кавказского зубрового заповедника — так он был назван в документе. Против такого названия Шапошников категорически возражал! Он считал, что, во- первых, в названии ни в коем случае не должны упоминаться зубры, «чтобы не вызвать озлобление местного населения против невинных животных». Во-вторых, Х.Г. Шапошников считал, что ценность заповедника в комплексе его особенностей, в том числе в области геологии, ботаники и зоологии. «Значение охраны этой горной полосы с ее лесами в экономической жизни края и прекрасные условия для изысканий в области общих естественноисторических проблем, — писал он в журнале «Охрана Природы» в 1928 году. — Кроме этого область заповедника является редким по богатству материа­лом для проведений экскурсий, для туризма и для удовлетворения чувства эстетики». Иными словами, еще до появления учения о биосфере Н. Вернадского, до появления понятия «биосферные заповедники» Х.Г. Шапошников высказал идею создания биосфер­ных заповедников; то есть за 30-40 лет до появления самого термина «биосфера» этот человек предложил и обосновал то, к чему придет весь ученый мир только в конце XXI столетия.

Христофор Георгиевич Шапошников — ученый, коллекционер и умелый организатор выдержал всю тяжесть организационных неурядиц в первые годы существования заповедника. Армянин по национальности, он родился в 1872 году в Майкопе, в семье нахичеванского купца II гильдии Георгия Никитича Шапошникова — первого городского голо­вы Майкопа. Закончив Екатеринодарское реальное училище, Христофор (Хачатур) Шапошников поступил в Рижский политехнический институт, который с успехом окончил в 1901 году, получив диплом агронома I разряда. Его юношеское увлечение коллекционированием насекомых, особенно бабочек, определило род будущих занятий. Х.Г. Шапошников был не только директором заповедника, но и фактически первым его научным сотрудником. В 1924 году, потеснив семью, он отдал часть своего дома под управление заповедника и музей природы, первыми экспонатами которого стали его личные коллекции...

К 20-й годовщине революции, 7 ноября 1937 года, в Майкопе готовились к чествованию Христофора Григорьевича как почетного жителя города. Но в ночь с 6 на 7 Шапошников был арестован. Его осудили по сфабрикованному делу «за шпионаж и контррево­люционную деятельность» и приговорили к 10 годам лишения свободы без права переписки... Родные Христофора Георгиевича были вынуждены продать все имущество и уехать из Майкопа. Лишь спустя пятьдесят лет, в 1989 году, сыну Х.Г. Шапошникова удалось выяснить, что его отец был расстрелян спустя год после ареста в застенках краснодарской тюрьмы.

Христофор Георгиевич Шапошников был посмертно реабилитирован в 1956 году.

Становление заповедника как научной организации велось с первых лет его основания. В 1927 году по предложению Н.И. Подвойского в урочище Гузерипль был направлен энтомолог П.И. Слащевский с заданием выяснить целесообразность создания здесь энтомологической станции. В этом же году на Гузерипльской поляне был установлен первый в заповеднике метеорологический пост, преобразованный затем в метеостанцию.

В 1931 году в Гузерипле была организована первая энтомологическая станция заповедника. В задачи станции входило изучение фауны насекомых-вредителей леса. В том же году была организована охотоведческая станция на кордоне Киша (кордон находился на месте бывшего охотничьего лагеря великого князя в живописной долине реки Киши, у подножия хребта Пшекиш). Станция занималась инвентаризацией фауны заповедника, изучением экологии диких животных, разрабатывала методы их учета. Одновременно была организована лесная опытная станция в реке Большой Ахун в 2,5 км от Черноморского побережья. В этом же году заповедник открыл три туристских маршрута, чем было положено начало массовому туризму на Западном Кавказе. Тогда же была издана первая брошюра о Государственном Кавказском заповеднике, а за год работы подготовлено к печати 23 научных статьи по ботанике, зоологии, геологии, гляциологии и климатологии, а также два выпуска «Трудов КГЗ».

В 1932 году в Майкопе была организована биолого-педагогическая станция. Работавшая до конца 1935 года, эта станция была, по сути, прообразом современных станций юных натуралистов.

В ее задачи входило изучение богатейших лесных массивов заповедника, разработка основ ведения заповедного лесного хозяйства, методы охраны и восстановления лесов, выделение необходимого ассортимента посевного и посадочного материалов для научно-исследовательских учреждений и промышленных предприятий. Вместе с ней была создана и луговедческая опытная станция, которая занималась изучением горных луговых массивов, флоры заповедника в целом и геоботаническими исследованиями.

В 1931 году к заповеднику была присоединена Хостинская тисо-самшитовая роща, расположенная на юго-восточном склоне горы.

В 1936 году был разработан проект восстановления поголовья зубра на Кавказе. Дело в том, что, несмотря на все усилия и создание Кавказского заповедника, сохранить кавказского зубра, к сожалению, не удалось. По достоверным данным, последних живых кавказских зубров наблюдали в 1927 году на горе Алоус, но пастухи-имеретины убили этих редчайших животных. Одним из авторов проекта был Иван Башкиров, зоолог Кавказского заповедника. После обсуждения в Главном управлении по заповедникам, зоопаркам и зоосадам проект был утвержден. В 1940 году в Кавказский заповедник из заповедника Аскания-Нова была завезена первая партия зубробизонов — пять голов. Так начался смелый и единственный в своем роде опыт, увенчавшийся успехом. Сегодня в горах Кавказского заповедника обитает дикий горный зубр, успешно и навсегда освоивший экологическую нишу исчезнувшего более 80 лет назад по вине человека кавказского зубра домбая.

Годы Великой Отечественной войны и первое послевоенное десятилетие можно назвать десятилетием борьбы за выживание заповедника как такового. В 1951 году от его угодий была отторгнута территория в 235 тысяч гектаров: уникальные горные массивы Уруштен, Дзитаку, Псеашха, Чугуш, плато Лагонаки и массив Фишт — Оштен были переданы в Гос- земфонд. С отчуждением этих территорий на них стали хозяйничать браконьеры. Лесозаготовители с азартом принялись за вырубку девственных лесов. На высокогорные луга вышли стада домашнего скота и лошадей. Уровень эксплуатации как лесов, так и пастбищ никак не регулировался и был, по сути, хищническим. В защиту заповедника выступили многие маститые ученые и известные писатели, даже туристы. В результате акции протеста 16 августа 1953 года Правительство СССР приняло постановление о возвращении заповеднику ранее отторгнутых земель. Однако плато Лагонаки и горный массив Фишт — Оштен так и остались за его пределами. В этом же году администрация и научный отдел заповедника были переведены из поселка Гузерипль в Майкоп.

В 1969 году, несмотря на возражения научной общественности страны, администрация и часть научного отдела заповедника были переведены в Хосту (Сочи). В Майкопе осталось так называемое Майкопское отделение научного отдела заповедника.

Тем не менее к своему 50-летию в 1974 году Кавказский заповедник пришел одним из самых значимых в стране и самых известных в мире заповедников. Его научные исследования, достижения и опыт нашли широкое признание и высокую оценку отечественной и зарубежной научной общественности. И вполне закономерным стало решение Президиума Международного координационного совета ЮНЕСКО в рамках программы «Человек и биосфера» о присвоении в феврале 1979 года Кавказскому государственному заповеднику статуса биосферного.

В 1986 году была создана высокогорная биосферная станция «Джуга», расположенная в пределах высот от 1250 до 2800 метров над уровнем моря почти в центре заповедника. Станция была организована с целью изучения динамики процессов и явлений природной среды, постоянного проведения фонового мониторинга, исследования влияний погоды на биоритмы и других естественнонаучных проблем. С 1989 года биосферная станция «Джуга» включена в Международную программу комплексного мониторинга, основной целью которой является определение и прогнозирование состояния экосистем и его изменений под вли­янием антропогенного пресса.

В 1995 году после долгих споров и проволочек удалось решить многолетнюю административную проблему: плато Лагонаки и горный массив Фишт — Оштен были возвращены Кавказскому заповеднику.

Значение Кавказского государственного природного биосферного заповедника в наше время неоспоримо. В 1999 году один из первых на территории России был официально включен в число объектов Всемирного природного наследия. Это самый высокий статус, который присваивается особо охраняемым природным территориям — заповедникам, национальным паркам, заказникам, памятникам природы, объектам, которые, по формулировке ЮНЕСКО, «определяют лик нашей планеты».

Большая Азишская пещера

Пещера известна с 1911 года, но только в 1987 году была оборудована как экскурсионный объект. Большая Азишская пещера имеет длину более 640 м. Из них для экскурсионного осмотра оборудовано 220 м. Пещера состоит из объемных разноярусных галерей и больших залов. По красоте и величию она превосходит многие подземные комплексы.

Пещера располагается среди буково-пихтового леса в южной части хребта Азиш-Тау. Вход в полость представляет вертикальный ко­лодец. Это отверстие образовалось в результате обвала части кровли верхнего зала. Входной зал — это верхний этаж полости. Четко выделяются еще два уровня. На дне самого нижнего хода протекает ручей, который в конце галереи падает с водопадного уступа и еще через несколько метров исчезает в узких щелях.

Вся пещера состоит из нескольких крупных залов и галереи нижнего этажа, по которой протекает подземная река. Большая Азишская пещера богата натечными образованиями. Это колонны, крупные (несколько метров)сталактиты и сталагмиты. Сталактиты часто выстраиваются в цепочки, протянувшиеся точно под пересекающими потолок трещинами. В одном из залов есть два параллельных друг другу ряда колонн, которые образуют что-то вроде коридора или прохода. Красивы ребристые натеки над уступом, ведущим из верхнего зала вниз.

Легенда о Руфабго

Для посещения туристами водопадов Руфабго через Белую сооружен мост. Из восьми водопадов, пожалуй, самым таинственным и живописным считается Сердце Руфабго. С ним связана одна легенда.

Было это давным-давно. Жил в этих местах злой великан Руфабго. Обложил он людей жестокой данью. Ранней весной из каждого селения должны были ему отдавать самую красивую девушку. Смельчаков, пытавшихся воспротивиться этому, великан убивал.

Но вот возмужал юноша по имени Хаджох, и решил он с друзьями убить Руфабго. Вскоре повстречал он в горах старого волшебника Мезмая. «Знаю, решили вы убить Руфабго, — сказал старик. — Трудно, очень трудно это сделать. Даже если удастся его убить, он через несколько часов оживет и жестоко расправится с вами. Чтобы этого не случилось, нужно вынуть из груди у великана сердце и отбросить далеко в сторону. Тогда он будет мертв. Много лет я искал способ, как убить злодея, и нашел. Но им можно только лишить великана зрения». С этими словами старик передал Хаджоху кожаный мешочек с волшебным порошком.

Яндекс.Метрика